Первая гибридная война против России


Первая гибридная война против России

Первый опыт гибридной войны против России датируется серединой XVI века

Её последствия актуальны до сих пор. Развязала эту войну Польша, которая вскоре окончательно инкорпорировала старую Литву и превратилась в Речь Посполитую. Именно поляки развязали оголтелую антимосковскую пропаганду для того, чтобы привлечь на свою сторону массы еврообывателей, имевших смутное представление о русской державе того времени.

Дадим слово польскому королю Сигизмунду II Августу, который отзывался о русских следующим образом:

«Русские равны готам, гуннам, аланам и другим варварам, да тронутся христианские государи несчастной участью Ливонии и да подумают о своём животе, родителях, супругах и детях и о свободе всего христианского мира, так как ни для кого не должно быть сомнений, сколь фатальна и губительна этому миру данная северная страна».

Посмотрите, какой слог, какие пассажи. Современные инициаторы инфовойны на русофобской основе могут перепечатывать, не корректируя. Каждое слово, каждый оборот на своём месте. Пугать детей и родителей русскими – это эффектно. А Ливония – это очень удобный повод, весьма кстати подвернувшийся.

Началось всё с того, что ливонцы отказывались платить по счетам. Орденские наместники делали вид, что требование об уплате юрьевской дани за захваченные «вотчины и дедины» древнерусских князей их не касаются. Иван Васильевич, государь в молодые годы отходчивый, простил бы несознательным западным соседям их капризы, да уж больно вредили они отечеству. То учёных заточат в застенках, то торговые барьеры учинят, то русские подворья в Риге и Ревеле закроют. Терпение любого царя рано или поздно подходит к концу.

И ладно бы ливонские феодалы сняли розовые очки и честно выплатили бы положенную дань. Тем более платить долги – это закон чести. Вальтер фон Плеттенберг, последний умный правитель Ливонского ордена, умело лавировал в отношениях с окрепшей Москвой и обязался платить дань за старый русский Юрьев, основанный ещё Ярославом Мудрым. Его преемники оной мудростью не обладали. Оттого и решили обмануть русского посла Терпигорева на судьбоносной встрече. Мол, дань выплатим, не волнуйся, а параллельно жалобу на имя императора напишем. Канцлер же имперский заметил по этому поводу – московский царь, дескать, мужик (Ein Baur), в политике не смыслит. Суд императора решение о выплате дани отменит. Когда Терпигорев полюбопытствовал – кому секретари пишут параллельно с подготовкой договора, ему ответили – кесарю. На что русский дипломат преспокойно отметил – а что нашему царю до вашего кесаря.

И начались боевые действия, в которых удача улыбнулась русским войскам. Во всяком случае, поначалу. Иван Васильевич, чтобы припугнуть строптивцев, совершил стремительный рейд по Ливонии, разорив неприступные (как казалось) твердыни орденских бездельников. К Риге подходить он не имел намерения. Психологическая атака оказалась действенной. Орден для виду запросил мира, а сам продался полякам в лице последнего магистра Готхарда Кетлера, которому милостиво позволили основать династию курляндских герцогов, правивших Курляндией и Семигаллией до самого Бирона.

И тут уже Польша вступила в войну. Вступила не только с пушками, но и с пером. Поляки тщательно подготовились к нападению, заготовив стопку летучих писем – подмётных памфлетов, в которых распространяли про Русь всевозможные небылицы.

Они ложились на благодарный слух. Вскоре общественное мнение европейцев было настроено против России, которой они и раньше не сильно доверяли, а после грамотно проведённой инфокампании и вовсе сформировали впечатление. Пока жестокости и тирания русского царя украшались мрачными подробностями, сами европейские правители совершали леденящие душу вещи. Генрих VIII, Елизавета, Карл IX – все эти правители просвещённой Европы на три головы превосходили нашего Ивана Васильевича по уровню садизма по отношению к своим подданным. Да и Сигизмунд II Август явно был далёк от идеала, особенно в плане работы с православным населением своей страны. Но то ничего. Прозвище “terrible” получил один только Иван Васильевич. Между тем царь-первооткрыватель Сибири и завоеватель Казани с Астраханью сделал для своей державы столько, что и сегодня она пожинает плоды его незаурядного государственного ума.

Война та могла закончиться и не развиваясь. Да кто ж думал, что во время православного Великого поста пьяные немецкие офицеры начнут обстрел русского Ивангорода из русского же Ругодива (Нарвы). Наши рассвирепели и в стремительном штурме взяли Нарву удивительно легко. Господству немецких властей в Ливонии пришёл конец. Поляки же провели свою гибридную войну успешно, забрали Прибалтику, захватили Ригу, а потом направили на Русь самозванцев-авантюристов и развязали первую цветную революцию, ставшую классикой своего жанра. Но потом были позорно изгнаны из Москвы, как и положено. Это был последний полёт Речи Посполитой, после которого она, как и предвещал Иван Васильевич Грозный, устремилась к закату. А Москва – Третий Рим, стоит и процветает по сей день.

Александр Филей

Источник: e-news.su



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика