Рост цен и юбилей прихода либералов: что поможет экономике России?


Рост цен и юбилей прихода либералов: что поможет экономике России?

Рост цен на продукты при одновременных последствиях пандемии, повлекших рост безработицы и снижение доходов, если заглянуть вглубь истории развития рыночной экономики со времен распада СССР, фактически совпадает по срокам с юбилеем прихода к власти первого президента России Бориса Ельцина. В 1991 году началось утверждение экономических и конституционных основ нового постперестроечного государственного устройства России. Экономика страны должна была встать на капиталистические рельсы.

Издание РИА Новости приводило выдержки из книги «Российская экономика: истоки и панорама рыночных реформ» экономиста Евгения Ясина — одного из идеологов реформ начала 1990-х годов, а также соратника Егора Гайдара и Анатолия Чубайса: «В стране наблюдалось сокращение потребления населением продуктов питания практически по всем основным их видам. Продажа колбасы, которая была своего рода символом благополучия в советском «развитом социализме», снизилась за 1991 год на 24% (с 1835 до 1393 тысяч тонн). Тот же показатель по молокопродуктам вообще составил 41% (с 21,5 до 12,7 миллиона тонн). Консервы, которые годами лежали на прилавках продуктовых магазинов, стали раскупаться со стремительной быстротой. Нормы отпуска продуктов по карточкам в большинстве регионов к концу 1991 года составляли: сахар — 1 кг на человека в месяц, мясопродукты — 0,5 кг (с костями), масло животное — 0,2 кг. При потребности в продовольственном зерне 5 миллионов тонн в месяц в январе 1992 года ресурсов в наличии было 3 миллиона тонн. По расчетам Росхлебопродукта, дефицит зерна по импорту составлял 17,35 миллиона тонн. Чтобы закупить такое количество, требовалось около 3 миллиардов долларов. В кредит уже никто не поставлял».

В начале 1992 года произошел единовременный отпуск цен. Свободными стали 80% оптовых и 90% розничных цен. Еще сохранился контроль за ценами на ряд потребительских товаров: хлеб, молоко, кефир, творог, детское питание, соль, сахар, растительное масло, водку, спички, лекарства (цены повышены в 3 раза), а также на электроэнергию, городской транспорт, квартплату и плату за коммунальные услуги. С марта по май контроль над ценами на эти товары был снят или передан на уровень регионов. Уже за первый квартал года цены взлетели больше, чем в 6 раз, а за весь 1992 год — в 26 раз, тогда как реальная стоимость зарплат за тот год на фоне инфляции снизилась примерно на треть. Но самые сложные события россиян ожидали еще впереди. Отмена Госплана и полнейшая либерализация экономики позволили предприятиям самостоятельно решать, что и в каких объемах производить при появлении права также самостоятельно устанавливать цены на эту продукцию, как и права самостоятельно определять размеры зарплат своих сотрудников. В общем, полная свобода действий, включая выход на внешние рынки и выбор поставщиков.

Дальше — больше. Сначала в административном порядке с сохранением государственного контроля были повышены цены на нефть — в 5 раз, на газ и электроэнергию для производственного потребления — в 4,7; на уголь — в 5,5 раза. Цены на нефть либерализовали в мае 1992 года. В 1993 году осуществился переход к свободным ценам на уголь. После этого под контролем федерального правительства остались только цены и тарифы на продукцию естественных монополий — газ, электроэнергия, железнодорожные перевозки, транспортировка нефти и т. п.

Те, кто пережил реформы 90-х годов, хорошо помнят, насколько в сложной ситуации оказалась экономика России. Треть россиян оказалась за чертой бедности. Доходы населения резко снизились. Все налаженные и настроенные на СССР производственные и логистические цепочки были разрушены. После либерализации цен и отмены Госплана очередным гвоздем в «крышку гроба» российской экономики стало открытие границ для импорта, что еще больше сказалось на структуре экономики. «Свободные от оков СССР новые» российские предприятия оказались в неконкурентных условиях. Вместе с тем рухнула система кредитования, банки стали коммерциализироваться, обнулились сбережения россиян. Из бывших советских республик в Россию хлынул поток беженцев, нуждающихся в помощи. Но и страна нуждалась в помощи.

Как известно, по итогам реформ выжили немногие, оттого сегодня страна оказалась в демографической яме. Как поговаривал Егор Гайдар: «Кризис лечит, а кто не лечится, тот погибает». Так сказать, за ценой реформаторы 90-х не постояли. Новые разрушительные события, связанные с пандемией, совпали с периодом, когда Россия оказалась в тройке мировых лидеров наряду с США и Китаем. Судя по всему, COVID-19 бьет по тем же точкам, вызывая вымирание, миграцию, голод, разрушение логистических цепочек между странами и внутри стран — из-за последствий самоизоляции. С точки зрения доли импортных составляющих в производстве тех или иных товаров пандемия через разрушение логистики наносит двойной удар. Казалось бы, сегодня нужно всей стране, в частности всем ее экономическим субъектам, сконцентрироваться на борьбе с последствиями пандемии, происходящими вкупе с нарастанием внешнего давления. Но, однако, в стране отметился рост цен на продукты, причем значительный — именно на базовые продукты, который, кстати, нивелирует ту господдержку, выделяемую россиянам в рамках антикризисных мер при борьбе с последствиями пандемии и тем более бьет по тем, чьи доходы стали ниже, или вовсе оставшимся без работы.

В экспертных кругах развернулись бурные дискуссии с предложениями мер и обсуждением плюсов и минусов уже предпринимаемых тех или иных попыток по снижению цен. Например, некоторые российские сетевые магазины стали декларировать максимальное снижение наценок или заморозку цен на базовые продукты. При этом эксперты отмечали, что сегодняшняя временная заморозка цен позже может обернуться дефицитом товаров, что продолжит бить по карману граждан. Звучат предложения ввести продуктовые талоны. В целом информационный фон вокруг этой темы стал всё больше погружать в воспоминания о 90-х годах: лимитированные продуктовые талоны, дефицит продуктов и т. д. и т. п. Был ли возможен на самом деле такой исход событий, если бы Владимир Путин лично не обратил внимания на проблему, вопрос открытый. Как знать.

Перед правительством была поставлена задача — решить в короткий срок проблему роста цен, который не оправдан пандемией. Был подготовлен проект постановления, позволяющий государству вмешиваться в ситуацию, при превышении вновь установленного лимита — на 10% путем ограничения роста цен на базовые продукты. Напомним, перечень продуктов довольно широкий. Это не только хлеб, молоко, растительное масло, сахар, а также в том числе и мясо, рыба, сливочное масло, ряд овощей и фруктов. Раньше этим лимитом был рост цен на 30%. Сегодня эта норма уже неактуальна. Кроме того, изменится подход к системе мониторинга, что в целом, как предполагается, позволит эффективнее форсировать события. Но от этой нормы некоторых экспертов бросило, как говорится, в жар. Мол, что такой «административный» подход может вернуть рыночную Россию в административно-командный Советский Союз. На что заметим, в большинстве европейских стран с развитой рыночной экономикой государство контролирует сочетанием разных механизмов от 10 до 30% цен, но почему-то эксперты в этом случае не ссылаются на опыт этих европейских стран. Вряд ли россияне хотят вновь пережить события по образу и подобию 90-х годов, когда реформаторы, ставившие страну на капиталистические рельсы, также предпочитали не замечать опыта европейских стран, избавляясь от всего советского — не только от подходов, дающих отрицательный эффект, но и положительный. А между тем ряд механизмов Госплана позволяет рыночной экономике работать сбалансированно, не заставляя народ и государство постоянно прогибаться под грузом желаний частных интересантов.

Источник: iarex.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика