Информационное противоборство в нагорно-карабахском конфликте


Информационное противоборство в нагорно-карабахском конфликте

Война в Карабахе, начавшаяся в конце сентября 2020 года и продолжавшаяся сорок четыре дня, закончилась разгромным поражением армянской стороны. Если бы не мирные соглашения, заключенные при посредничестве России, оборона северной части автономии рухнула бы достаточно скоро. Мало кто предполагал еще в начале октября, что Карабах так быстро сдастся, учитывая высокую личную мотивацию армянских солдат.

Не вызывает сомнения тот факт, что в очередном обострении и развитии карабахского конфликта, как и в большинстве войн XXI века, одну из ведущих ролей сыграло информационное противоборство. Мероприятия Азербайджана в данной сфере носили комплексный характер и внесли значительный вклад в достижение его политических и военных целей. При этом основные «сражения» в информационной сфере проходили в средствах массовой информации и Интернете.

Осознавая всю важность контроля за освещением военного конфликта в нужном ключе, военно-политическое руководство Азербайджана и Армении использовало все возможные формы и способы информационного противоборства.

До начала войны особое внимание командованием азербайджанской армии, как наиболее вероятным инициатором конфликта, было уделено недопустимости утечки сведений о масштабной подготовке к военной операции и о возможном замысле действий. С этой целью проводились мероприятия по введению в заблуждение не только армянской стороны, но и всех отслеживающих ситуацию в регионе сторонних наблюдателей.

В результате ряд экспертов полагали, что очередное обострение обстановки вокруг Карабаха будет носить локальный характер, как это было не раз в последние более чем 20 лет. Такое впечатление создавалось благодаря тому, что первоначально Азербайджан не сосредотачивал ударных группировок на каком-либо главном направлении. Также не было сведений о проведении мобилизации и полномасштабном развертывании вооруженных сил. Но после ввода в сражение 2 октября 4-го армейского корпуса Азербайджана, являющегося стратегическим резервом, стало известно, что еще до начала конфликта и уже в его ходе было скрытно отмобилизовано около 30 тысяч азербайджанцев.

Активное противостояние в информационном поле было связано с подачей обеими сторонами в СМИ и социальные сети неподтвержденной и даже фейковой информации о потерях своих сил и противника. Неоднократно сообщалось об уничтожении самолетов, вертолетов, беспилотников, боевой техники и даже целых подразделений противника, что впоследствии не подтверждалось документально либо опровергалось противостоящей стороной. Зачастую озвучивались явно завышенные цифры потерь противника в сотни погибших военнослужащих за сутки, что явно было направлено на деморализацию противостоящей стороны и мотивирование своих войск к дальнейшим действиям.

  • 27 сентября представитель минобороны Армении заявил, что вооруженные силы Азербайджана в первый день боевых действий потеряли убитыми около 200 военнослужащих, уничтожено 30 единиц бронетехники и 20 беспилотников. При этом Армения признала гибель 16 военных в Карабахе.
  • 28 сентября министерство обороны Азербайджана заявило, что Армения в ходе боев на линии соприкосновения в Карабахе за сутки потеряла более 550 убитыми, 22 танка и другой тяжелой бронетехники, 15 единиц ЗРК «ОСА», 18 беспилотников, 8 артиллерийских установок, 3 склада с боеприпасами. Министерство обороны Армении опровергло это сообщение азербайджанской стороны и заявило о гибели только 31 человека.
  • 29 сентября замминистра обороны НКР Артур Саркисян заявил, что за день армией обороны республики было уничтожено 17 танков, четыре бронетранспортера, три единицы инженерно-технической бронетехники, 13 беспилотников, более 500 военнослужащих противника.
  • 1 октября армия обороны НКР заявила об уничтожении одного вертолета и двух боевых самолетов Азербайджана. В ответ азербайджанское военное ведомство ответило, что не использовало в этот день боевые самолеты и вертолеты в ходе операции в Нагорном Карабахе.
  • 2 октября МО Армении сообщило, что Армия обороны НКР сбила за сутки еще пять самолетов и три вертолета вооруженных сил Азербайджана.
  • 4 октября представитель минобороны Армении заявил, что военные Азербайджана потеряли в боях в Карабахе за сутки 400 человек убитыми. В Баку исходящие от армянской стороны сведения о своих потерях опровергли.
  • 8 октября Армия обороны НКР заявила, что, по ее оценке, с начала боевых действий 27 сентября погибли 4 069 азербайджанских военных. Азербайджанская сторона свои потери не называет.
  • 12 октября, по уточненным данным минобороны НКР, с начала боевых действий 27 сентября погибли 525 военнослужащих армии обороны Карабаха.
  • 28 октября президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что по данным минобороны, потери армянской стороны в ходе боевых действий в зоне нагорно-карабахского конфликта с 27 сентября составляют порядка 5 тысяч человек убитыми. В Ереване опровергли это заявление.

Также противоборствующие стороны неоднократно сообщали спорные данные о начертании линии фронта и захвате населенных пунктов армией Азербайджана. Не исключено, что азербайджанская сторона в своих заявлениях не раз «торопило события» в интересах поддержания боевого духа своих военнослужащих.

  • 27 сентября министерство обороны Армении опровергло сообщение Баку о взятии под контроль автотрассы Варденис-Мартакерт, связывающей северо-восток Армении с Карабахом.
  • 4 октября президент Азербайджана Ильхам Алиев сообщил, что азербайджанские военные взяли город Джабраил. Со своей стороны пресс-секретарь президента НКР опроверг эти сведения.
  • 9 октября министерство обороны Армении опровергло заявление Ильхама Алиева о захвате поселка Гадрут на юге Карабаха близ границы с Ираном.
  • 8 ноября Ильхам Алиев заявил о взятии города Шуша азербайджанской армией. В то же время армянская сторона 8 и 9 ноября заявляла, что Армия обороны НКР продолжает вести бои за Шуши.

Азербайджан и Армения неоднократно обменивались обвинениями в использовании в ходе боевых действий иностранных наемников. Также Ереван с первых дней конфликта обвинял Баку в передаче командования азербайджанской армией турецким военным, а также в применении турецкой авиации для нанесения воздушных ударов по НКР. По замыслу обеих сторон, эти факты должны были побудить ведущих мировых игроков, имеющих свои интересы в Закавказье, к осуждению таких фактов и активному участию в разрешении конфликта.

  • 27 сентября представитель минобороны Армении заявил, что армянская сторона располагает фактами об участии около 4 тысяч боевиков из северных районов Сирии в боях против Карабаха со стороны Азербайджана, а также о вмешательстве Турции и применении турецкого вооружения.
  • 28 сентября пресс-служба минобороны Азербайджана заявила, что располагает информацией о том, что среди убитых армянских военных есть этнические армяне-наемники из Сирии и стран Ближнего Востока.
  • 28 сентября президент Армении Армен Саркисян заявил, что Турция оказывает помощь Азербайджану в войне против Карабаха советниками, наемниками и истребителями F-16. «Турция оказывает Азербайджану полноценное содействие в виде дронов, кибератак, советниками, наемниками и даже истребителями F-16», — сказал Саркисян.
  • 29 сентября министерство обороны Армении сообщило, что турецкий истребитель F-16 сбил Су-25 армянских ВВС.
  • 1 ноября представитель минобороны Армении заявил, что руководство армией Азербайджана передано Генштабу Турции. «Фактически, вооруженные силы Азербайджана перестали действовать самостоятельно, все руководство передано Генштабу Турции», — сказал представитель минобороны Армении.

Кроме того, Азербайджан в ходе конфликта обвинял Россию в поставках оружия в Армению, а официальный Ереван заявлял о доставке ВВТ противостоящей стороне из Турции и Израиля.

Значительное морально-психологическое воздействие на население и войска Армении, НКР и Азербайджана были призваны оказать неоднократно озвучиваемые противостоящими сторонами факты гибели мирных жителей в результате нанесения артиллерийских и ракетных ударов по населенным пунктам. Это также имело целью демонизировать противника в глазах мирового сообщества и вести переговоры об урегулировании конфликта с выгодных позиций.

  • 29 сентября президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что в результате артобстрелов с армянской стороны в Карабахе за двое суток погибли 10 мирных граждан Азербайджана.
  • 2 октября представитель минобороны Армении заявил, что вооруженные силы Азербайджана нанесли очередной удар по городу Гадрут в НКР с использованием РСЗО «Смерч».
  • 2 октября МИД Азербайджана заявил, что ракетному удару с территории Армении подверглось село Сабиркенд Шамкирского района Азербайджана и артиллерийскому обстрелу – село Агдам Товузского района. Кроме того, было заявлено, что с территории Нагорного Карабаха были обстреляны населенные пункты Амирли Бардинского района и Гузанлы Агдамского района.
  • В течение всего конфликта армянская сторона неоднократно обвиняла Азербайджан в нанесении артиллерийских и ракетных обстрелах столицы НКР Степанакерта.
  • 13 октября омбудсмен НКР заявил, что число жертв среди мирного населения в Карабахе составляет 31 человек.
  • 23 октября комитет по чрезвычайным ситуациям НКР сообщил, что Азербайджан подверг ракетному обстрелу в Нагорном Карабахе города Аскеран и Мартуни.
  • 28 октября помощник президента Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил, что число погибших в результате обстрела азербайджанского города Барда с армянской стороны достигло 20 человек.
  • 1 ноября комитет по ЧС НКР сообщил, что в ночь на 1 ноября ВС Азербайджана нанесли авиаудары по городу Мартуни и близлежащим населенным пунктам, есть множество разрушений. Также в ведомстве сообщили, что ночью были обстреляны из РСЗО села Аскеранского района.

Отдельного внимания заслуживает опыт противоборствующих сторон конфликта в Нагорном Карабахе по отключению мобильной связи, Интернета и ограничению доступа в зону боевых действий независимых журналистов. Это позволило обеспечить контроль за освещением событий в нужном ключе и исключить возможность опровержения официально публикуемой информации.

В этом плане показательно, что Азербайджан начал информационную войну с утверждения о том, что атакован Арменией и проводит «контрнаступательную» операцию. Кроме того, в первые дни конфликта власти в Баку приняли решение существенно снизить скорость Интернета во всей стране. Сбой в работе мессенджеров и соцсетей позволил не только блокировать поступление информации из районов боевых действий, но и минимизировать распространение слухов и вражеской пропаганды.

При этом в Армении обошлось без отключения Интернета, т. к. территория Нагорного Карабаха не входит в состав страны.

Одновременно в зоне боевых действий с обеих сторон оказались только журналисты, передающие официальную информацию и снимающие лишь то, что им разрешено. Независимые корреспонденты не допускались к линии огня, находились в тылу, и все их передвижения и съемки тщательно контролировались властями.

Это особенно показательно на примере Нагорного Карабаха, на территорию которого приехало немало российских журналистов и блогеров. Но все они оказались запертыми в Степанакерте и ограничивались лишь редкими поездками на фронт в сопровождении и под присмотром представителей местных властей и военных. Их репортажи проходили предварительную цензуру – что можно показывать и что нет – и, по сути, являлись вкладом в пропагандистскую кампанию.

Со стороны Азербайджана независимых корреспондентов не было вообще – только официальные СМИ и работающие на них пиарщики, а также сочувствующие турецкие телеканалы.

Так удалось довольно большой регион практически полностью вывести из медийного освещения. Из отредактированных репортажей было совершенно невозможно понять, где и какие боевые действия происходят, с каким результатом.

Следует отметить, что и в азербайджанских, и в армянских соцсетях и мессенджерах постоянно раздавались призывы не публиковать неофициальные фотографии и видео с фронта и городов, находящихся под обстрелом, не показывать работу ПВО. В популярных Telegram-каналах отключались чаты, чтобы в них не сбрасывались изображения, видео и тексты, способные раскрыть месторасположение воинских частей и боевой техники.

Развитие передовых технологий, позволяющих оперативно получать фото- и видеоизображения в цифровом формате, в том числе с беспилотных летательных аппаратов, значительно расширило возможности и набор инструментов, используемых в информационном противоборстве.

Как Армения, так и Азербайджан в ходе конфликта в Нагорном Карабахе широко использовали показ фотографий и видеороликов о результатах нанесения ударов по войскам и объектам, о ходе боевых действий, сделанных в выгодном для себя ракурсе, в первую очередь средствами воздушной съемки. Такие материалы публиковались в социальных сетях и электронных СМИ с целью поддержания высокого морально-психологического состояния своих граждан, а также с целью деморализации противника.

Как и большинство военных конфликтов последнего десятилетия, армяно-азербайджанское противостояние сопровождалось активной борьбой в киберпространстве.

В первый же день войны команда азербайджанских хакеров «Karabakh Hacking Team» заявила об атаке на сайты в Армении. Команда взломала до 90 армянских веб-сайтов и опубликовала на них слова президента Ильхама Алиева. Также на взломанных сайтах хакеры разместили фотографии азербайджанского военнослужащего Мубариза Ибрагимова, погибшего в Карабахе в 2010 году.

В целом, армяно-азербайджанская война стала новым шагом в развитии медийных технологий противоборства. Следует отметить, что в отличие от большинства боевых действий последних 10 лет в данном случае была не борьба повстанцев против центрального правительства или гражданская война, как в Сирии, Ливии или иных странах, а полноценное вооруженное противостояние двух государств. И потому в войну были вовлечены почти исключительно государственные медийные ресурсы, противостоящие друг другу, в чем и заключается уникальность этого конфликта.

Николай Крылов

Источник: vpk.name



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика