Капитаны Селигера


Капитаны Селигера

В первых числах сентября 1941 года немцы вышли на Селигер, заняв северную часть его побережья. Началась эвакуация жителей города Осташкова и района. Суда были заняты на этих перевозках вплоть до того момента, когда было приказано весь флот и оборудование судоремонтных мастерских эвакуировать в Калинин. В эти дни экипаж капитана Маркова занимался разборкой переправ, составленных из барж для перегона с берега на берег гуртов скота.

В Калинин флот не ушел: обострилась обстановка на ржевском направлении. Суда решили укрыть в сплавной реке Крапивне. Их рассредоточили вдоль русла, замаскировав деревьями и кустарником. Двигатели разукомплектовали, снятые детали законсервировали и приготовили к затоплению в стороне от каравана.

В конце октября многие из водников получили повестки о призыве в Красную Армию. Ивана Марковича направили на службу в отдел НКВД, он патрулировал в городе и его окрестностях. Дело было знакомое: в гражданскую воевал с кулацкими бандами здесь, в родных краях.

В конце зимы 1942 года в Осташковский отдел НКВД приехал полковник, представитель штаба фронта. Пришел к начальнику отдела, и тот вызвал Маркова. Полковник сразу перешел к делу.

— Иван Маркович, штаб фронта уполномочил меня срочно укомплектовать плавсостав флота. Вы, как опытный капитан, сейчас больше нужны на судне.

Марков ответил:

— Как будет приказано, товарищ полковник…

Маркова опять назначили капитаном на пароход «Максим Горький». Помощником его стал Семенов, работавший раньше на катере рыбзавода, механиком — Чугунов, бывший слесарь кожевенного завода.

Капитаны Селигера

Селигерский водный путь в навигацию 1942 года обеспечивал снабжение 1-й ударной и 53-й армий, занимавших позиции на побережье озера.

Как только южная часть Селигера очистилась ото льда, экипажу парохода «Луначарский» и бригаде работников пристани во главе с Алексеем Хоробрых поручили разобрать заградительные свайные препятствия на некоторых линиях озерного фарватера. Флот прибыл в Осташков под погрузку.

Буксирные суда, в том числе «Максим Горький» и «Луначарский», перевозили продовольствие, боеприпасы, саперное имущество, топливо, рельсы, шпалы и подвижной железнодорожный состав.

15 июля пароход «Максим Горький» отошел от пристани Осташков на Свапуще. На четырех буксируемых баржах были люди и воинские грузы.

Капитан Марков полтора часа стоял за штурвалом. Он готовился сдавать вахту помощнику Семенову. Приближались сумерки. Последнее время караваны выходили на озеро обычно ночью. На этот раз груз нужно было доставить срочно.

«Дождемся темноты, а там спокойнее пойдем», — подумал Иван Маркович. Оглянулся на караван. Ближайшую баржу заняли возвращавшиеся в родные края беженцы. Несколько бойцов, выписавшихся из госпиталей, сидели кружком, видимо, рассказывая друг другу фронтовые истории. В машинном отделении мерно стучал старенький сорокапятисильный двигатель, под кормой шумело, загребая плицами воду, колесо парохода. Старое судно, построенное еще в 1902 году, было знакомо Маркову до последней заклепки, потому и служило до сих пор безотказно.

Дверь штурвальной рубки распахнул Семенов — лицо тревожное:

— Иван Маркович, «мессеры»!

Через полминуты капитан заметил из рубки, как низко промелькнули два «мессершмитта», взмыли вверх и легли на крыло, уходя в сторону. «Неужели пронесло? — мелькнула надежда у Маркова.— За отдельными бойцами на дорогах охотятся, а здесь целый караван…». Опять оглянулся на баржи. Пассажиры притихли, с тревогой глядя в небо.

Самолеты развернулись и зашли в хвост каравана. Защелкали, дырявя железо, крупнокалиберные пули. Перед лицом Маркова брызнули стекла рубки. Капитан сосредоточился, мысль работала напряженно:

— Машинному — полный ход!

О маневре думать не приходилось. Четыре груженые баржи для «Максима Горького» — слишком тяжелый хвост. Сзади было слышно, как голосила женщина над убитым сынишкой, как кричал боец: «Винтовку бы!»

Самолеты зашли навстречу каравану. С плоскостей «мессершмиттов» засверкали огнем пулеметы. Левую руку капитана сорвало со штурвала. Марков с усилием пытался остановить кровь. Подбежала молоденькая мед-сестра, поглядывая на оторванную кисть капитана, стала суетливо доставать из сумки жгут. Стянула им руку Маркова и хотела забинтовать культю.

— Не надо пеленать меня, — отстранил ее капитан, — и лекарства побереги — на барже много раненых.

— Иван Маркович, спустись в каюту, — предложил Семенов, — я заменю.

— Справлюсь. Ты следи за командой — никакой па-ники!

Капитан закашлял, поперхнулся едким дымом, застилавшим палубу из развороченной трубы. Рукавом здоровой руки обтер скользкий от крови штурвал. Кружилась голова, слабели ноги. Но в его крепком теле еще оставались силы — в молодости, бывало, на спор поднимал на спине лошадь.

«Максим Горький» на предельной мощности двигателя продолжал тянуть баржи. А «мессершмитты» еще раз спикировали. Смертельно раненого Маркова подхватил подоспевший помощник.

Самолеты улетели. На пароходе спешно заделывали пробоины в корпусе. На барже было убито три пассажира и пятнадцать ранено. Капитана Маркова сняли с борта на пристани Неприе, отправили в госпиталь. Но спасти его не удалось.

Прогремели над Осташковом короткие автоматные залпы. Взвод солдат отдал воинскую почесть невоенному человеку капитану Маркову. И в тот же момент со стороны пристани раздался разноголосый хор гудков. Суда, большие и малые, прощались с одним из своих капитанов. Там, на палубах, в этот момент молчали, обнажив головы, осташи-водники. Прощался со своим товарищем и Алексей Хоробрых.

А вскоре под обстрел фашистских стервятников попал и буксир «Луначарский». На двух баржах с бензином и противотанковой горючей смесью было ранено двенадцать бойцов, двое убиты. На пароходе ранило капитана Алексея Хоробрых, механика Васильева, кочегара Абабкова, матроса Бродникова. Капитан не ушел из рубки, продолжал командовать, выводя судно из-под обстрела. Только уже совсем ослабев, передал штурвал помощнику. Груз доставили по назначению… После тяжелой операции 23 июля Хоробрых скончался.

За отличное выполнение боевых заданий и проявленное при этом мужество и героизм капитаны И. Марков и А. Хоробрых награждены орденом Красной Звезды (посмертно).

…С каждым годом все большее количество туристов привлекает Селигер, прекрасный уголок средней полосы России. На осташковской пристани построили новое здание вокзала, с него и начинается для гостей озеро. У бетонного причала современные теплоходы. Среди них «Капитан Марков» и «Капитан Хоробрых».

Источник: history-doc.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика