Как самый эффективный шпион в СССР погубил сам себя


Как самый эффективный шпион в СССР погубил сам себя

В декабре 1983 года к смертной казни был приговорён бывший подполковник КГБ Владимир Ветров. Этот влиятельный сотрудник управления «Т», отвечавшего за научно-техническую разведку (НТР), оказался одним из самых успешных агентов западных спецслужб в СССР. Фактически в одиночку он обрушил советскую систему промышленной разведки, которая так и не восстановилась до самого распада Союза. Тем удивительнее, что эффективный шпион, передавший французской разведке несколько тысяч особо секретных документов, погубил себя сам, совершив несколько невероятных глупостей.

Французский вояж

Владимир Ветров родился в 1932 году в обычной рабочей семье. Молодой человек даже и не помышлял о шпионских страстях, его любовью была техника. Он блестяще учился в школе, затем изучал электронику в Бауманке, после окончания которой устроился инженером на завод. Владимир был воплощением идеального советского гражданина — увлечённый технарь, примерный семьянин, физически крепкий спортсмен, выходец из пролетарской семьи. Неудивительно, что во время работы на предприятии на него обратила внимание госбезопасность, искавшая подобные кадры. На собеседовании вербовщики быстро уговорили его, и вскоре Ветров был направлен в Высшую школу КГБ. Там он в совершенстве овладел английским и французским языками и в 1965 году уехал в свою первую командировку во Францию.

Ветров провёл в Париже пять лет. Он был приписан к советскому торгпредству, а его основной задачей было установление контактов с местными инженерами и учёными, через которых планировалось раздобыть доступ к новейшим технологиям, которыми не владел Советский Союз.

В этот период советский разведчик сблизился с инженером Жаком Прево. Оказалось, что французская контрразведка (DST) раскусила Ветрова и приставила к нему Прево, чтобы тот присматривал за ним. Мужчины крепко сдружились, а француз однажды выручил попавшего в неприятную ситуацию Ветрова. Тот разбил служебный автомобиль в ДТП, и Прево предложил отремонтировать машину за свой счёт, чтобы у советского товарища не было неприятностей на работе. Несмотря на вроде бы удачную возможность для вербовки, французы не предприняли подобной попытки. В 1970 году Ветров вернулся в Москву.

Некоторое время он проработал в столице, а затем был переведён в советское торгпредство в Канаде. Там Ветрову совсем не понравилось, он не сработался с коллегами, несколько раз его застали нетрезвым на службе в рабочее время. В итоге всего через несколько месяцев он был возвращён на родину, да ещё и получил выговор за пьянство.

Большой начальник

Однако канадский скандал не повредил карьере Ветрова. Он был на хорошем счету и после прибытия в Москву стал заместителем начальника одного из отделов управления «Т» Первого главного управления КГБ СССР. Данное управление занималось научно-технической разведкой по всему миру. Нет нужды напоминать, что это направление было одним из самых приоритетных в советской внешней разведке. СССР испытывал определённые проблемы с новейшими технологиями. Получать их напрямую было невозможно в период холодной войны. Поэтому приходилось добывать образцы и документы негласно.

Советский Союз имел разветвлённую разведывательную сеть, но вся добытая информация стекалась в Москву, где подвергалась анализу: перспективно ли то или иное новшество, представляет ли оно интерес и может ли быть освоено. Так вот, все донесения по линии НТР проходили непосредственно через подполковника Ветрова. В вопросах технической разведки он был одним из самых осведомлённых людей в КГБ.

Агент Прощальный

В 1981 году Ветров начал работать на французские спецслужбы. К этому моменту подполковник служил в управлении уже несколько лет. Он был так называемым инициативником. Так называют агентов, которые по своей воле решают шпионить в пользу другой стороны, без давления извне. Выбор Франции был сделан по трём причинам. Во-первых, ему понравилось в этой стране. Во-вторых, у него был там надёжный контакт — старый приятель Прево. В-третьих, КГБ большую часть усилий тратил на противодействие ЦРУ, поэтому работать на французов было проще и безопаснее.

Через одного французского инженера, работавшего в Москве и возвращавшегося на родину, Ветров передал письмо старому другу Прево. В нём он писал, что работает в настоящей сокровищнице советских секретов и готов поделиться ими с французами просто по доброте своей души. Слишком уж надоел ему Советский Союз с его прогнившей и коррумпированной системой, очередями, дефицитом, враньём номенклатуры и прочими проблемами. Прево передал письмо в DST.

Французскую контрразведку письмо насторожило. Ветров много говорил об идеологических мотивах, но умолчал о деньгах. Инициативника заподозрили в провокации, однако на всякий случай всё же решили прощупать. Один из французских агентов побеседовал с ним в Москве и успокоил начальство: советский подполковник от денег отказываться не собирается. Более того, прекрасно понимает, что его секреты стоят очень дорого.

Французы взяли Ветрова в оборот, дав ему кодовое прозвище Farewell, что можно перевести как «прощай» или «прощальный». Английская кличка была выбрана с умыслом. В случае провала КГБ заподозрил бы ЦРУ, а не DST.

Лучший шпион

Ветров работал на французов около года. Но этого времени ему с лихвой хватило, чтобы стать их самым эффективным агентом и одним из самых успешных в мире за весь период холодной войны. Подполковник выложил им на блюдечке всю советскую НТР: две с половиной сотни советских агентов в разных странах мира под различным прикрытием. Более ста иностранных граждан, завербованных по линии НТР и передававших ценные документы или опытные образцы. Четыре тысячи секретных документов, в том числе итоговые годовые аналитические отчёты управления «Т», отправлявшиеся прямиком на стол шефу КГБ Андропову, а затем и генсеку Брежневу.

Как раз тогда выборы во Франции выиграл Миттеран. Новый президент на встрече с американским коллегой Рейганом сразу же зашёл с козырей и поделился информацией о находке DST. Вернувшись домой, Рейган созвал совещание, на котором рассказал о масштабах деятельности советской НТР в Америке. Министр обороны Уайнбергер был настолько изумлён, что прокричал: «Чёрт возьми, да мы же субсидируем коммунистов!»

В ЦРУ тоже были потрясены. За несколько десятилетий огромных усилий они и близко не приблизились к таким результатам, а тут дьявольски везучие французы получили всё сразу и за сущие копейки. За поистине бесценные данные Ветров успел получить жалкие 25 тысяч рублей — ничтожная сумма для американцев, которые платили бо́льшие деньги за куда менее ценные секреты.

В ЦРУ решили перехватить агента у французов. По их настоянию связной Ветрова в Москве Патрик Ферран передал ему новейший американский шпионский фотоаппарат. Американцы полагали, что французы не смогут проявлять снимки с него и отныне не будут иметь доступа к информации. Однако в Париже хитрость раскусили и сумели наладить проявку снимков втайне от партнёров.

Великий обман

Далее возник вопрос, что же делать с полученной секретной информацией. В разных странах предпочли пойти противоположными путями. Французы просто демонстративно выслали несколько десятков советских агентов. А вот американцы организовали масштабную операцию по дезинформации. Когда директор ЦРУ Кейси доложил суть программы Рейгану, президент едва не пустился в пляс от восторга.

Никого из советских агентов не арестовали и не выслали. Вместо этого им в промышленных масштабах начали скармливать ложную информацию: нерабочие микросхемы, неисправные микропроцессоры, заведомо тупиковые решения и т. д. Эту операцию в ЦРУ и по сей день считают одним из главных успехов холодной войны. Прежде чем в СССР узнали об этом, на внедрение ошибочных решений и нерабочих технологий были потрачены миллиарды.

Ветров практически в одиночку сумел подорвать направление НТР. От нанесённого им удара в разведке не оправились вплоть до распада СССР. Впрочем, подполковник до этого момента не дожил. Один из самых эффективных шпионов холодной войны погубил себя максимально абсурдным способом.

Ошибка предателя

Работа на французскую разведку серьёзно сказалась на его здоровье. Он прекрасно понимал, что ему грозит, поэтому за несколько месяцев стал законченным параноиком, шарахающимся от каждого куста. Чтобы заглушить тревогу, подполковник начал ещё больше пить. Дальше начался разлад в личной жизни.

У Ветрова была любовница, которой он давно обещал развестись с женой. Вечером 22 февраля 1982 года он предложил ей встретиться и прокатиться на «Жигулях». В автомобиле они распили бутылку шампанского, после чего между ними произошла ссора. Женщина снова стала настаивать на разводе, и рассвирепевший Ветров напал на неё. По одной версии, он заранее решил устранить любовницу, опасаясь за свою карьеру. По другой — в пылу ссоры случайно проболтался о работе на французов и попытался избавиться от свидетельницы. По третьей — заподозрил её в том, что та следит за ним (дама тоже работала в КГБ). Так или иначе, он ударил её по голове бутылкой от шампанского, а затем нанёс несколько ножевых ранений.

Крики жертвы услышал проходивший мимо мужчина (в некоторых ах сообщается, что это был дружинник). Он попытался помочь женщине, но выскочивший из машины Ветров напал с ножом и на него. В итоге любовница злодея выжила, а вот прохожий скончался.

За это абсурдное и жестокое преступление он отделался всего 15 годами лишения свободы. Обычным гражданам за убийство, покушение на убийство и нанесение тяжких телесных повреждений давали куда больше. Но у Ветрова были хорошие характеристики и послужной список. Правда, звания и всех наград его всё же лишили. Вряд ли можно было похоронить себя более глупым способом. Но экс-подполковник на этом не остановился. Через несколько месяцев он совершил совсем уж невероятную глупость.

К тому времени в КГБ уже знали о наличии «крота». Однако непосредственно Ветров оставался вне подозрений, а угодив в тюрьму, и вовсе выпал из поля зрения контрразведки. Но одолеваемый паранойей заключённый решил во что бы то ни стало передать весточку французам, чтобы они его не искали и не навели на него советскую контрразведку. Ничего лучше, чем действовать через жену, экс-подполковник не придумал. Это был самый верный способ привлечь к себе внимание бывших коллег, ведь тюремная почта всегда просматривалась. Странные письма с многозначительными намёками, которые осуждённый офицер отправлял супруге, быстро вызвали подозрение КГБ. Ветрова взяли в тщательную разработку и вскоре пришли к выводу, что «кротом» был именно он.

Летом 1983 года его этапировали из сибирской колонии в «Лефортово» и выложили перед ним все улики. Ветров не стал отпираться и вместо признательных показаний написал многостраничный трактат с философскими рассуждениями на тему того, почему он начал работать на французов. В декабре 1983 года Ветров был вновь осуждён, теперь уже за измену. Его приговорили к смертной казни и расстреляли месяц спустя. Французы узнали о судьбе своего лучшего агента в СССР только через год.

Как самый эффективный шпион в СССР погубил сам себя

Источник: e-news.su



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика