Может ли «цена войны» отличаться от «цены Победы»?


Может ли «цена войны» отличаться от «цены Победы»?

(К международному дню памяти жертв преступления геноцида, чествования их достоинства и предупреждения этого преступления)

Вторая Мировая война, которую развязала фашистская Германия и её сателлиты, поделила историю современной цивилизации на «до» и «после». Это не просто слова — ведь она стала самой масштабной, разрушительной и кровопролитной из всех, через которые проходило человечество. Это величайшая трагедия, изменившая судьбу не одного поколения и оставившая незаживающие раны в сердцах сотен миллионов людей. Все эти страшные 6 лет (с 1 сентября 1939 года и по 3 сентября 1945 года) происходило уничтожение людей – профессиональных военных и абсолютно мирных жителей — в чудовищной беспримерной военной «мясорубке». В неё были втянуты 62 из 74 независимых на тот момент стран с общей численностью населения в 1,7 миллиарда человек. В армиях воевавших стран насчитывалось свыше 110 миллионов.

Если говорить об общем числе совокупных жертв, как среди военнослужащих, так и мирного населения, то из-за отсутствия достоверных статистических данных оценки количества погибших сильно разнятся. В целом, принято считать, что за годы Второй мировой погибло более 55 миллионов человек, из которых половина — мирные граждане. Только фашистские лагеря смерти стали местом смерти для 11 миллионов человек из многих стран Европы.

Но основная тяжесть в борьбе с фашизмом, безусловно, легла на плечи СССР и его Вооруженных Сил. Великая Победа досталась нашему народу невыносимо дорогой ценой. Мы часто и привычно повторяем это выражение – «цена Победы», используем его в статьях и интервью СМИ, в учебниках истории, фильмах, стихах и песнях. При этом под «ценой» часто понимается общее количество советских людей, погибших в результате нападения фашистских полчищ на нашу Родину. На сегодняшний день это общее число потерь всех народов Советского Союза в этой войне оценивается в 26,6 миллиона человек. И, вместе с тем, при всей правильности этой цифры, здесь есть серьезная смысловая подмена понятий. И это подмена может вести к определенной эрозии важнейших смыслов Победы, размыванию понимания того, против чего и с каким чудовищным врагом воевали советские люди. Даже если оставить за скобками тот вопрос, можно ли вообще, с нравственной точки зрения, говорить о жертвах, понесенных народами СССР ради свободы и независимости Родины, в рыночно-экономических категориях «цены».

Но, если вернуться к самой сути вопроса, то можно сказать, что такой «ценой», отключив морально-эмоциональный аспект, можно считать количество погибших военнослужащих – тех, кто пал на поле боя или был смертельно ранен. Это та цена, которую заплатила победоносная Красная Армия за весь период Великой Отечественной войны, чтобы сокрушить фашистский режим. Цифра погибших военнослужащих известна – 8,6 миллиона человек, тех, кто сознательно встал на пути человеконенавистнической нацистской армии и отдал свою жизнь ради победы над, возможно, самым страшным, врагом в истории цивилизации.

Но, когда в «цену Победы» включают всех советских граждан, погибших в период Отечественной войны, то, вольно или невольно, производят сдвиг смыслов, причем в важнейшем вопросе. Миллионы гражданских лиц не были «потеряны» в результате абстрактных событий войны. Они погибли в результате проводимой захватчиками политики геноцида. Теперь хорошо известны те планы, которые Гитлер с подручными имели на европейскую территорию СССР, собираясь превратить эти земли в германскую колонию, где предполагалось оставить только ограниченное количество людей, рассматривавшихся исключительно в качестве рабов, необходимых «расе господ».

Может ли «цена войны» отличаться от «цены Победы»?

Немецкий тяжелый танк Pz.Kpfw. VI «Тигр» с тактическим номером «211» из состава 503-го танкового батальона, в районе Белгорода. 01.08.1943г. Автор: Бернд Лозе (Bernd Lohse)

Источник фото: https://youravia.com/

Жертвы Бабьего яра под Киевом и белорусской Хатыни, или деревни Большой Дуб, сожжённой в октябре 1942 года в курских лесах – все эти мирные люди были виноваты только в том, что занимали земли, на которые простирались проекты «германизации», задуманные главарями Третьего рейха при разработке плана ОСТ. Все эти люди не боролись с врагом с оружием в руках, и в этом смысле, нельзя прямо сказать, что они приближали победу. Зато можно точно утверждать, что они стали запланированными жертвами людоедского нацистского режима. Необходимо особо выделять эти жертвы из общего числа в 26,6 миллиона потерь, поскольку их растворение в общем количестве павших невольно смягчает ответственность гитлеризма за многочисленные преступления, совершенные на советской земле, когда немецкие солдаты осуществляли политику истребления совершенно мирных людей — стариков, женщин, детей. Это те самые преступления, тщательно собранные доказательства которых по всей оккупированной гитлеровцами территории, и стали позже основой обвинительного заключения и приговора главным нацистам на Нюрнбергском процессе.

Конечно, война оставляет после себя множество ужасных последствий, длящихся еще долгие годы. Но всегда именно человеческие жертвы и есть главная «цена войны». И наша страна, как никто, знает это – ведь наши жертвы огромны.

Подлинные масштабы людских потерь были вычислены не сразу. В годы войны и сразу после нее руководство страны вряд ли имело возможность произвести точный подсчет жертв нацизма. Первая цифра в 7 миллионов потерь была озвучена устами И. В. Сталина в 1946 году. В 1960-е–1970-е годы официальной информацией о количестве «унесенных войной человеческих жизней» людских утрат стала цифра в 20 миллионов человек. На сегодняшний день историческое сообщество оперирует данными, полученными в ходе работ комплексной комиссии по уточнению числа людских потерь СССР в Великой Отечественной войне, координировавшихся Управлением демографической статистики Госкомстата СССР. Это результат серьезной кропотливой аналитической работы, базировавшейся на методе демографического баланса. Для начала было произведено сопоставление численности и возрастной структуры населения СССР на начало войны (июнь 1941г.) и на 31 декабря 1945 года (это число было выбрано специально, чтобы была возможность учесть при расчете умерших от ран в госпиталях, вернувшихся на Родину военнопленных и насильственно угнанных на работы в Германию, а также репатриированных из СССР граждан других стран).

Методика оценки численности населения СССР на 22 июня 1941 г. базировалась на проецирование на указанную дату итогов предвоенной переписи населения (январь 1939 г.) с учетом необходимой корректировки рождений и смертей за прошедшие до этого два с лишним года. Так была получена общая численность населения СССР – 196,7 млн человек. Для 1945 года использованы обратная проекция данных переписи 1959 г. Таким образом, получена цифра в 170, 5 млн человек, включая 159, 5 млн тех, кто родился до июня 1941 года. В результате сопоставления был сделан вывод, что общая убыль населения за годы Великой Отечественной войны составила 37,2 млн человек. Здесь необходима естественная коррекция, т. е. исключение тех, кто умер бы за четыре с половиной года и в мирное время (данные смертности взяты по 1940 г.), что составляет 11,9 млн человек. Однако, следует также учесть цифру в 1,3 млн родившихся в годы войны и тогда же умерших по причине повышенной детской смертности. Если последовательно провести всю цепь вычислений (37,2 млн – 11,9 млн + 1,3 млн чел.), то и получится итоговая цифра в 26,6 млн человек, которая на настоящий момент и является официальной оценкой людских потерь СССР в годы войны. Это все людские потери страны (как погибшие военнослужащие, так и преднамеренно умерщвленные нацистами мирные граждане и те, кто стал жертвой боевых действий).

Крайне важно было уточнить потери Красной Армии и Военно-морского флота. Эта задача была поставлена в 1988-1993 гг. перед коллективом военных историков Министерства обороны под руководством генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева. Согласно этому исследованию, советские вооруженные силы (включая пограничные и внутренние войска), потеряли убитыми, умершими от ран и не вернувшимися из плена 8 млн 668 тыс. 400 чел.

Следовательно, можно сделать вывод, что из общего числа людских потерь Советского Союза подавляющее большинство составляют мирные граждане. Чем же объясняются такие чрезвычайно высокие людские потери СССР в годы войны?

Главной и основной причиной этого является особый характер войны, которую Германия и её сателлиты (Румыния, Венгрия, Италия, Финляндия) вели против нашей страны.

Ярким свидетельством этого является то, что их армии не делали никакой разницы между фронтом и тылом, нанося постоянные и осознанные смертоносные удары по советским населенным пунктам, где страдало именно мирное население. К примеру, только за несколько дней августа 1942 года, когда вражеская авиация «утюжила» не сдающийся Сталинград, в городе погибло около 70 тысяч жителей, и в два раза больше было раненых.

Может ли «цена войны» отличаться от «цены Победы»?

Разрушенный памятник играющим детям на вокзальной площади в Сталинграде после налета немецкой авиации. 1942 г.

Источник фото: Эммануил Евзерихин / РИА Новости.

Не меньшими были потери от авиации и артиллерии в других городах: Смоленске, Туле, Харькове, Минске, Севастополе и сотнях других мест.

Невероятным, беспримерным по своей жестокости преступлением стала операция нацистов по умерщвлению населения города на Неве – Ленинграда. Голод и артиллерийские обстрелы – вот два чудовищных орудия, используемых ими для достижения своей страшной цели. На город, за все время блокады, были сброшены 107 тыс. фугасных и зажигательных бомб, выпущены около 150 тыс. тяжелых артиллерийских снарядов. От голода умерли около 800 тыс. ленинградцев (по некоторым оценкам – более 1 млн). Еще 16 тысяч погибли под бомбежками и обстрелами, ранения получили 34 тыс. человек.

Чудовищной, не поддающейся осмыслению в рамках обычной человеческой морали, стала политика оккупантов на захваченных ими землях. Здесь целенаправленно велась преступная деятельность по истреблению целых групп населения, в итоге, преднамеренно было уничтожено более 7,4 млн человек.

Подобная человеконенавистническая практика не была спонтанной или вызванной ожесточением военного времени. Наоборот, она планировалась еще до начала вторжения в Советский Союз. Так, в мае 1941 года в Берлине было разработано секретное распоряжение «О применении военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых мерах войск». По замыслу его авторов, оно должно было снять любую ответственность с солдат и офицеров вермахта за совершение военных преступлений и любое насилие в отношении гражданских лиц на территории Советского Союза. Чудовищная политика насилия в отношении мирных советских жителей все более разрасталась в ходе войны, достигнув, в конце концов, таких размеров, что Нюрнбергский трибунал вынужден был констатировать: «Остается истиной, что военные преступления совершались в таком широком масштабе, которого не знала история войн»1.

Не следует забывать и тех огромных жертвах, которые стали результатом постоянно проводившейся политики угона наиболее трудоспособной части населения (по факту, прежде всего, молодежи) в Германию и другие страны. Там эти «остарбайтеры» (восточные рабочие) были обречены на тяжелейший, практически каторжный труд, отвратительные условия жизни и презрительное бесчеловечное отношение. В итоге, по послевоенным данным, из общего числа угнанных в 5 млн 269 тыс. человек обратно на Родину вернулись всего 2 млн 654 тыс. Если учесть цифру в 451 тысячу человек, оставшихся в эмиграции, можно определить, что 2 млн 164 тыс. погибли в неволе далеко от Родины.

На землях, отводившихся для германской «колонизации», на поток была поставлена политика экономического ограбления, следствием которой стал хронический голод, болезни и прочие лишения, несовместимые с жизнью. Следствием стали смерти миллионов людей на оккупированных нацистами землях. Историки собрали страшные цифры, которые не требуют дополнительных комментариев. К началу 1943 г. под оккупацией находилось около 1,9 млн квадратных километров советской территории, где на тот момент оставались 73 млн человек из 88 млн проживавших там до войны (еще 15 млн смогли эвакуироваться, либо вступили в ряды Красной Армии в предыдущие годы).

На всей оккупированной территории была введена трудовая повинность для граждан в возрасте от 18 до 45 лет, при этом, рабочий день составлял 14-16 часов в сутки. Любая попытка уклониться могла закончиться отправкой в концлагерь, либо показательной казней. Уклоняющихся от работы отправляли в концлагеря или казнили. Не удивительно, что невыносимый труд, голод, болезни, практически полное отсутствие медицины стали причиной преждевременной смерти не менее 4,1 млн человек.

В результате общая цифра жертв гитлеровского «нового порядка» на оккупированных территориях СССР оценивается не менее 13,7 млн граждан.

И чтобы эти цифры не оставались только сухими цифрами, в заключение вспомним еще раз историю маленькой деревни, всего-то в 14 домов, притаившейся посреди лесов и степей Курской области. Образовалась она в 1926 году, но уже имела свою особую гордость и достопримечательность – огромный раскидистый 600-летний, как говорили старожилы, дуб. По вечерам под ним любили собираться жители: дети играли в прятки, веселилась молодежь, за ними наблюдали, переглядываясь и вспоминая былое, старики. И называлась эта деревня соответственно – Большой Дуб. Вся эта простая, но такая замечательная жизнь остановилась в июне 1941 года.

Может ли «цена войны» отличаться от «цены Победы»?

Срубы на территории музея «Большой Дуб».

Источник фото: https://foto-planeta.com

А в октябре 1942 года оккупанты, разозленные партизанскими успехами, выместили свою злобу на ни в чем не повинных мирных жителях Большого Дуба, а также еще нескольких населенных пунктов, расположенных поблизости. 624 мирных жителя из 17 сел и деревень одного лишь Михайловского района Курской области фашисты уничтожили во время двухнедельной карательной операции «Белый медведь» в октябре 1942 года. Из них пять сел больше не восстановились никогда: Холстинка, Звезда, Комарий, Бугры и Большой Дуб. В числе погибших жителей были расстреляны и сожжены 26 детей, из которых пятерым не было и года. Только несколько человек, гостивших у родственников или убежавших ранним утром по своим подростковым делам в лес, уцелели по счастливой случайности, наблюдая за происходящим ужасом из ближайших зарослей. В 9 часов утра в деревню вошли эсэсовцы, окружили поселок и стали сгонять всех жителей в центр деревни, а затем прозвучали выстрелы. Этого карателям показалось мало, и они подожгли и закидали гранатами погреб, где прятались несколько женщин с маленькими детьми. Те, кто позже предавал их земле, вспоминали: «женщины прижимали к себе детей накрепко, так что даже после смерти их было не разъединить. Одна из матерей укрывала ребенка полой своей шубы. Трупы были изрешечены десятками пуль и осколков».

Может ли «цена войны» отличаться от «цены Победы»?

Музей «Большой дуб».

Источник фото: https://foto-planeta.com

А закончив с людьми, фашисты облили бензином дуб и подожгли. Он выстоял, но с этого дня начал медленно погибать, и уже после войны сломался от случайной бури.

Сегодня на месте трагедии создан небольшой музей. Семь обгорелых срубов, новый посаженный дуб – символ неубиваемой жизни, памятник и, конечно же, колокол. Каждые 125 секунд он звонит в память о погибших жертвах того чудовищного геноцида, который никогда и нигде не должен повториться!

1 Нюрнбергский процесс над главными военными преступниками. Сб. док. В 7 т. М., 1957-1961.

Источник: histrf.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика