Сенатор США Джон Маккейн пять лет вьетнамского плена прятал часы в заднице

Оказывается, сенатор Маккейн, всё время находясь в плену, прятал в интимном месте часы подаренные ему отцом. Благодаря не то брезгливости, не то наивности вьетнамских тюремщиков, в «то самое место» ему не заглядывали. Этими часами, Джон Маккейн «расплатился» через три года заключения с одним из охранников, который доставлял ему прессу на английском языке и свежие фрукты. Попытки журналистов выяснить у самого сенатора Маккейна правда ли это, всегда наталкивались на приступы неконтролируемого гнева со стороны сенатора США от штата Аризона.

Джон Маккейн, сенатор от штата Аризона Джон Маккейн не подвергался пыткам, находясь в плену во вьетнамской тюрьме, заявил в интервью начальник этого учреждения. Его слова приводит британская газета Telegragh. «Мы никогда не пытали Маккейна. Напротив, мы спасли ему жизнь, леча очень дорогими лекарствами, которые не всегда были доступны даже для наших собственных нужд», — заявил Нгуэн Тиен Трэн.

Джон Маккейн, ныне ветеран Вьетнамской войны, в 1960-е нес службу летчиком палубной авиации, но был сбит над Ханоем в 1967 году и пробыл во вьетнамском плену 5 с половиной лет, выйдя на свободу в 1973 по условиям Парижского соглашения. Как вспоминал сам Маккейн, в тюрьме «Хоа Ло», известной также как «Ханой Хилтон», его подвергали таким жестоким избиениям, что он, однажды, не выдержав, даже пытался покончить с собой.

Между тем в интервью Corriere della Sera Нгуэн заявил, что условия в тюрьме хоть и были довольно жестким, но не нечеловеческими Он также сообщил, что Маккейн попал в тюрьму с очень тяжелыми ранениями, поэтому первый месяц находился больнице под пристальным наблюдением и заботой. «Я боялся как бы доктор или медсестра не причинили ему какого вреда, поэтому не спускал с него глаз», — вспоминает Нгуэн

В то самое время отец Джона Маккейна был командующий ВМС США во Вьетнаме, поэтому с плененным Маккейном-младшим действительно могли обходиться с демонстративной гуманностью, чтобы затем это использовать в целях пропаганды. На вопрос, почему, если Маккейна не пытали в тюрьме, он покинул Северный Вьетнам седым в 36 лет, Нгуэн ответил, что будущий кандидат в президенты США просто много думал, пока там сидел. Однако то, что Джона Маккейна жестоко пытали в тюрьме, подтверждает его бывший сокамерник — полковник Джордж Дэй.

26 октября 1967 года Джон Маккейн в составе эскадрильи из 20 самолетов вылетел на бомбардировку электростанции в центре Ханоя и был сбит советской зенитной ракетой (по другой версии — огнём зенитной артиллерии). Лётчик катапультировался и приземлился в озеро, чуть не утонув; он сломал обе руки и ногу и был жестоко избит вьетнамскими солдатами: ему раздробили плечо, он был дважды ранен. В таком состоянии Маккейн был помещён в главную тюрьму Ханоя — его отказались отправить в госпиталь, полагая, что он всё равно умрёт.

На допросе он, в соответствии с американским военным уставом, назвал только краткие сведения о себе — по фамилии вьетнамцы установили, что они взяли в плен сына высокопоставленного американского офицера. Только после этого ему была оказана медицинская помощь, и о его пленении было официально объявлено. Он шесть недель провёл в больнице, в этот период к нему допустили французского тележурналиста, его посещали видные вьетнамские деятели, считавшие Маккейна представителем американской военно-политической элиты. В декабре 1967 потерявшего 26 кг и поседевшего (позднее он получил прозвище «Белый торнадо») Маккейна перевели в лагерь военнопленных в Ханое, где о нём заботились товарищи по плену. В марте 1968 он был помещён в одиночную камеру.


В июле 1968 его отец стал главнокомандующим Тихоокеанским флотом США и, соответственно, командующим американскими военно-морскими силами на Вьетнамском театре военных действий. Тогда северовьетнамские власти в пропагандистских целях предложили освободить Маккейна раньше его товарищей, однако он заявил, что принял бы предложение только в том случае, если бы также были освобождены американские военнослужащие, попавшие в плен раньше него. Об отказе Маккейна от освобождения вьетнамские чиновники сообщили американскому представителю на Парижских мирных переговорах Авереллу Гарриману.

В августе 1968 Маккейна подвергли постоянным избиениям (каждые два часа), стремясь сломить его волю. В это же время он болел дизентерией, а охранники помешали ему покончить с собой. После четырёх дней подобных «допросов» он написал короткое «признание» в своей преступной деятельности против вьетнамского народа — при этом он использовал несвойственный ему коммунистический жаргон, чтобы показать, что этот документ получен с помощью пыток.

Новые переломы, полученные в эти дни, привели к тому, что Маккейн потерял возможность поднимать руки выше головы. Позднее он вспоминал: «Я узнал то, что все мы узнали там: каждый человек имеет свой предел. Я достиг своего». Однако на этом плохое обращение с ним не прекратилось — его продолжали бить (два-три раза в неделю) за отказ подписать новое «признание». Он вспоминал, что каждое утро к нему входил надзиратель и требовал, чтобы заключённый кланялся ему, и в ответ на отказ, наносил ему удар в висок. Кроме того, Маккейна пытались силой заставить выдать военную информацию — после очередных избиений он заявил, что согласен назвать фамилии своих товарищей по эскадрилье, после этого перечислив вьетнамцам список футболистов команды «Грин Бэй Пэкерз». В этот же период он принципиально отказывался встречаться с посещавшими Ханой американскими антивоенными активистами, чтобы не дать возможности использовать его в целях пропаганды против своей страны.

Летом 1969 один из освобождённых из плена американцев сообщил о пытках, которым он подвергался. После этого обращение с военнопленными улучшилось. В октябре 1969 Маккейн был переведён в тюрьму «Хоа Ло», известную среди американских пилотов под ироническим названием «Ханой Хилтон». Там он продолжал отказываться встречаться с американскими антивоенными активистами и журналистами, сочувствовавшими Северному Вьетнаму.

Всего Маккейн провёл в плену 1967 дней (5 с половиной лет) и освобождён 15 марта 1973 после подписания Парижских мирных соглашений между США и Демократической Республикой Вьетнам.

Вместе с тем, американские блогеры, побывавшие во Вьтенаме разжились новой историей из «Вьетнамского плена Джона Маккейна».

Оказывается, сенатор Маккейн, всё время находясь в плену, прятал в интимном месте часы подаренные ему отцом. Благодаря не то брезгливости, не то наивности вьетнамских тюремщиков, в «то самое место» ему не заглядывали.

Этими часами, Джон Маккейн «расплатился» через три года заключения с одним из охранников, который доставлял ему прессу на английском языке и свежие фрукты.

Попытки журналистов выяснить у самого сенатора Маккейна правда ли это, всегда наталкивались на приступы неконтролируемого гнева со стороны сенатора США от штата Аризона.

Вы можете прочитать другие записи на эту тему:

Please Login to comment
Войти с помощью: