Блеф и иллюзии «луканомики»


Блеф и иллюзии «луканомики»

Начнем с того, что миф о самодостаточности белорусской экономики для змагарской элиты и для Александра Григорьевича лично ― не самоцель и никакая не панацея, а необходимый и достаточный базис для проведения так называемой политики многовекторности. Ни больше ни меньше. А что такое для бывших союзных республик, а ныне убогих лимитрофов, политика многовекторности? Это когда белорусы или украинцы деньги зарабатывают на российских рынках, пользуясь разнообразными льготами, а также имеют ежегодные многомиллиардные секторальные дотации и преференции от бывшей метрополии, но дружить хотят с Западом. Причем не просто дружить, а зачастую дружить против России. Этим они мне напоминают неблагодарных детей, которые отказались от своей родной матери в пользу иностранной мачехи, но свято верят в то, что мать все равно обязана давать им деньги и безропотно выслушивать брань и оскорбления в свой адрес. Иными словами, прислуживать они хотят Западу, а оплачивать их «службу» должна Россия, ибо Запад денег не дает, обещая только мизерные кредиты.

Но слова словами, а мифы мифами. На деле же Лукашенко уже давно пришел к осознанию, простите за каламбур, «недостаточной самодостаточности» белорусской экономики еще в начале нулевых. Страху подбавило начавшееся в России в 2003 году ползучее импортозамещение ― строительство новых предприятий и выстраивание производственных цепочек, призванное заместить продукцию украинских и белорусских предприятий, оно же и подвигло Александра Григорьевича и всю белорусскую элиту не только к вселенскому визгу изо всех утюгов, но и к некоторым активным действиям, дабы сохранить безальтернативность покупки некоторой белорусской продукции для России.

Многие российские граждане всерьез полагают, что открыто хамить Путину Лукашенко начал буквально недавно, где-то пять лет назад. Нет, мои дорогие сограждане. Лет семнадцать назад. Рассмотрим два примера больших строек, в которых вашему покорному слуге выпала честь поучаствовать.

Иллюстрация номер один. Есть на территории Башкирии предприятие ОАО «Полиэф», производящее полиэфиры и полимеры из продуктов глубокой нефтепереработки. Тот факт, что предприятие федеральный центр решил расположить поближе к Уфе, является вполне логичным, ведь до сих пор Уфа ― место, где расположена самая крупная группа нефтеперерабатывающих заводов в России. Это чисто вопрос экономики и логистики. Да, пальму первенства у Башкирии, несомненно, скоро отберет Татарстан, где группа «Танеко» возводит еще более крупный комплекс, состоящий из почти десятка предприятий-гигантов, но на момент первой половины нулевых самой крупной группой являлась уфимская. Напомню, что после развала союза огромные объемы полимеров и полиэфиров мы закупали у белорусов (там остались профильные предприятия) и критически в этом плане от них зависели. Так что строительство своего предприятия-гиганта, производящего аналогичную продукцию, являлось не столько необходимостью, сколько вопросом национальной безопасности и одним из факторов дальнейшего развития российской нефтехимической промышленности. Видя, что строительство предприятия подходит к концу, Лукашенко два раза посещал Башкирию и вел переговоры с главой региона Муртазой Рахимовым о том, чтобы руководство республики заморозило стройку и перепрофилировало специализацию.

Если упростить просьбы «бацьки», то он хотел, чтобы вместо «Полиэфа» на базе уже возведенных корпусов было открыто какое-нибудь другое производство. Ну и как? Руководитель Белоруссии под носом у Путина приезжает в российский регион и уговаривает главу региона открыто саботировать введение в строй стратегического предприятия, возведение которого финансирует федеральный центр! Как должен был Владимир Владимирович это расценивать? Если это не хамство и наглость, то что это?

Чтобы успокоить читателя, скажу, что Муртаза Губайдуллович (сам в прошлом высокопоставленный работник нефтехимического производства) повздыхал, сочувственно губами почмокал, но предприятие ввел в строй в срок, предварительно переманив из Белоруссии несколько высококлассных профильных инженеров и производственников. После этого Александр Григорьевич с личными визитами к Рахимову больше не ездил, встречались они только в присутствии российского лидера и высокопоставленных российских чиновников.

Иллюстрация номер два. Строительный бум нулевых, который задавал экономический тон и у нас на Урале создал предпосылки возведения предприятий, производящих отделочные материалы, в том числе так остро необходимой керамической плитки. Поначалу завод собирались строить на паях с белорусами, но на довольно, мягко говоря, странных условиях. Деньги должны были давать русские, белорусы предоставляли только технологии, однако прибыль должны были делить пятьдесят на пятьдесят. Такой подход для интересующихся читателей не новость ― таких вот «совместных проектов» с вожделенными бульбопаями «пятьдесят на пятьдесят» у России и Белоруссии намечалось великое множество, однако клятые русские ни с того ни с сего вдруг начали считать деньги. Мало того, в данном конкретном случае белорусы требовали, чтобы юридически завод был прикреплен к Белоруссии, дабы львиная доля НДС и налога на прибыль шла в белорусский бюджет. Россияне отказались и подписали соглашение с германской Lasselsberger Ceramics, которая не только с удовольствием приняла юридические условия россиян, но и согласилась проинвестировать строительство, а прибыль разделить пропорционально вложенным сторонами средствам. И что вы думаете? В Германию немедленно был отправлен белорусский десант, который должен был отговорить немцев от сотрудничества с россиянами. Но бюргеры не вняли увещеваниям, большущий завод под Уфой давно построен и успешно функционирует.

Как вам мои иллюстрации? Сразу должен заявить, что обычный белорус считает такие действия своего правительства абсолютно нормальными: они-де экономические интересы державы отстаивают. Но представьте, какой поднялся бы вой, если бы Путин приехал в условный Гомель уговаривать тамошнего губернатора саботировать открытие строящегося завода или же поехал в Норвегию, чтобы просить тамошних нефтяников не поставлять на белорусские НПЗ нефть? Сразу скажу, что от таких вопросов мои белорусские собеседники впадают в легкий ступор, им явно нужно срочно перепрошить жесткий диск, дабы они не стали жертвами массового когнитивного диссонанса. Но на сегодняшний момент (без прошивки) белорусская «истина» такова: «если мы гадим русским, то это защита национальных интересов, а если русские отстаивают свои интересы, то это нападки на белорусскую незалэжнисть».

Однако вернемся к основной теме повествования. Я сознательно в данной статье не собираюсь освещать углеводородную тематику, гораздо удобнее и логичнее будет подвести итоги всего года, ведь именно в этом году Лукашенко начал активно и напоказ закупаться нефтью на стороне. Меня гораздо больше волнует вопрос белорусской промышленности, которая, как известно, очень «самодостаточна» и гораздо более развита, нежели в «отсталой» России. ВВП Белоруссии, если верить неполживой Википедии, равен 59,7 миллиарда долларов. Теперь ознакомимся с двумя таблицами, заботливо представленными белорусскими источниками.

Блеф и иллюзии «луканомики»

Блеф и иллюзии «луканомики»

А теперь немножечко фактов, дабы потом провести перекрестный анализ с белорусскими источниками. По российским статистическим данным, опубликованным на сайте кussian-trade.com, экспорт России в республику Беларусь за 2019 год составил 20,5 миллиарда долларов. Из них минеральные продукты ― 47,5 проц. (9,74 миллиарда долларов), машины и оборудование ― 15,65 проц. (3,21 миллиарда долларов), металлы и изделия из них (те самые комплектующие) ― 11,51 проц. (2,36 миллиарда долларов).

Импорт России из Белоруссии за 2019 год составил 12,8 миллиарда долларов. Из них пищевые продукты (вместе с украинской и европейской санкционкой) ― 32,92 проц. (4,21 миллиарда долларов), машины и оборудование ― 29,45% (3,76 миллиарда долларов), продукция химической промышленности ― 12,49 проц. (1,59 миллиарда долларов), металлы и изделия из них ― 7,38 проц. (0,94 миллиарда долларов), минеральные продукты ― 1,84% (0,23 миллиарда долларов).

Какие мы можем сделать выводы из всей этой информации?

Во-первых, белорусы мухлюют с экспортными данными, чтобы их завысить. Давайте же вместе отделим заявленный белорусами экспорт от реального. Как видим из белорусской же таблички № 2, 45,3 проц. экспорта уходит в Россию. Производим нехитрый расчет, принимая во внимание тот факт, что 12,8 миллиарда ― это 45,3 проц. экспорта Белоруссии, и на выходе получаем реальную сумму экспорта в размере 28,25 миллиарда долларов. Это больше похоже на правду, хотя, несомненно, приписки тоже есть. Однако ведь если принять на веру белорусские данные и учитывать сумму экспорта Белоруссии в размере 33,24 миллиарда долларов при размере ВВП 59,7 миллиарда долларов, то можно сделать ошибочный вывод, что экономическая модель Белоруссии вдруг стала экспортно ориентированной и донельзя похожей на китайскую. Сей факт означает, что все экономические проблемы Белоруссии уже решены, но, как видно из реальности, это далеко не так. А это, в свою очередь, доказывает, что белорусские данные являются наглым враньем, поскольку при таком размере экономики разницу в 5 миллиардов долларов считать ошибкой при подсчетах или следствием разницы методологических подходов нельзя ― слишком велик зазор. Это у «отсталой» России, у которой экспорт 420 миллиардов долларов, а импорт 240, может появиться зазор в 5 миллиардов, который экономисты еще могут на что-то условно «списать», но никак не у Белоруссии.

Во-вторых, из российских статистических данных видно, что самый большой вклад в торговую деятельность российско-белорусского минерального картеля вносит Россия. Напомню читателям, что этот картель был создан, чтобы увеличить цены калийных удобрений на мировом рынке, дабы и российские, и белорусские предприятия имели более высокую норму прибыли. Помните, я вам рассказывал про вожделенные белорусские паи? Это когда русские вносят основной вклад, а прибыль в лучшем случае пополам. Вот здесь как раз такой случай. Рассмотрим белорусскую табличку № 3, которая отражает белорусское же видение белорусской экономической реальности.

Блеф и иллюзии «луканомики»

Из российских данных мы знаем, что Россия поставляет в Белоруссию минеральных продуктов на сумму 9,74 миллиарда долларов. Исходя из вышеуказанной таблицы, отражающей белорусские данные, можем заключить, что Беларусь дополнительно закупает минеральных продуктов на стороне на сумму где-то в 490 миллионов долларов. Не удивляйтесь, это нефть, закупленная на стороне в пику России. Да, к сожалению, современная белорусская укрупненная экспортная статистика не отделяет минеральные полуфабрикаты от углеводородов. Да нам это и не нужно, рассмотрим эффективность химической переработки «синеокой» в общем.

Итак, Белоруссия закупает минеральных продуктов на сумму 10,2 миллиарда долларов. Что же из них производится? Удобрения, резина, бензин и другая химическая продукция. Каков же размер белорусского экспорта этой же продукции за год? А экспорт равен 13,81 миллиарда долларов (строки 1, 2 и 7 экспортного раздела). А каков же импорт, ведь белорусы не только продают, но и закупают европейский бензин и европейские резинотехнические изделия, причем в гораздо больших размерах, нежели продают. Да, не спорю, самих белорусов и их комментаторов-защитников данная информация очень удивит. Сравните хотя бы экспорт и импорт пластмассы, каучука и резины. Так вот, общая сумма импорта той же продукции составляет 15,45 (строки 1, 4 и 6 импортного раздела) миллиарда долларов! А вы чего ожидали? Что экспорт «мощной и эффективной» белорусской нефтянки и химпрома превысит импорт? Как говорится, результат налицо, а ведь это белорусские данные. Если подставить вместо общей суммы экспорта наше полученное число в 28 миллиардов, а не белорусские вымышленные 33, то торговый баланс для страны с таким размером экономики и с таким количеством населения можно считать катастрофическим. И это при том, что Россия гонит Белоруссии нефть и минеральное сырье по заниженным ценам! Белорусы закупают у нас только сырье, а резину, каучук и готовую продукцию химпрома предпочитают закупать у европейцев. А теперь вычислите, каков был бы кассовый разрыв у химической и нефтеперерабатывающей отрасли Белоруссии, если бы они весь объем минерального сырья закупали бы у тех же самых европейцев по мировым ценам. Это нетрудно сделать, ведь по существующему соглашению Россия продает Белоруссии сырье со скидкой ровно в 30 процентов от мировых рыночных цен. Тогда размер импорта составил бы 19,62 (15,45 – 9,74 + 13,91 = 19,62) миллиарда долларов при экспорте по тем же статьям в 13,81 миллиарда долларов. Вот вам и весь «передовой» белорусский химпром, который не может эффективно работать даже при тридцатипроцентной скидке на львиную долю (96 процентов) сырья. Некоторые читатели мне могут возразить, мол, доподлинно известно, что химпром Белоруссии приносит в бюджет 2,4 миллиарда долларов. Я в ответ тоже возражу: он может приносить и десять, если кто-то продает вам сырье по дешевке и покрывает ваши убытки, но это отнюдь не гарантирует то, что такая, мягко говоря, своеобразная хозяйственная деятельность будет являться прибыльной.

Теперь рассмотрим машиностроение. Согласно таблице № 3, Белоруссия экспортирует за рубеж продукцию машиностроения на сумму 5,29 (строки 4 и 5 экспортного раздела) миллиарда долларов ежегодно, из них на сумму в 3,76 миллиарда долларов ― в Россию. Преимущественно это военные тягачи МЗКТ, специализированная техника для МЧС и нефтяников на базе МЗКТ (сам во время работы на Приобском месторождении видел), БелАЗы и МАЗы. То есть экспортная зависимость белорусского машиностроения от России составляет 71 процент. Россия же экспортирует в Белоруссию машин и оборудования на сумму 3,21 миллиарда долларов, общий же экспорт российского машиностроения за 2019 год составил 34 миллиарда долларов. То есть экспортная зависимость российского машиностроения от Белоруссии составляет менее 10 процентов. Россия поставляет в Белоруссию легковые автомобили, грузовики КамАЗ (да-да!!!), грузовики Урал, манипуляторы (пермская «Мотовилиха»), краны («Челябинец», костромской «Галичанин»), другие машины и оборудование военного и гражданского назначения. А всего «синеокая» экспортирует машин и оборудования (строки импортного раздела 2 и 5) на почти ровно 9 миллиардов долларов. То есть у России закупается всего лишь 35 процентов, остальное белорусы предпочитают закупать у европейцев и американцев. А у кого же Белоруссия покупает комплектующие для производства машин и оборудования? Общая сумма закупок комплектующих составила 3,8 (строка 3 импортного раздела) миллиарда долларов, из них 2,36 миллиарда (62 процента) ― это комплектующие из России, остальные 38 процентов преимущественно из Украины, Польши и Чехии. Россия же закупила комплектующих у Белоруссии в 2019 году на сумму 940 миллионов долларов. Всего же Россия закупила в 2019 году комплектующих на сумму 17 миллиардов долларов, то есть зависимость России от Белоруссии в плане комплектующих составила 5,5 проц. Однако есть еще один фактор. Достиг бы размер экспорта машин и оборудования Белоруссии таких размеров, если бы Россия не поставляла дешевые и качественные российские комплектующие? Нет. И опять же повторюсь, но напомню, что львиную долю белорусского машиностроения закупает Россия, которая не только помогает скидками на комплектующие снижать себестоимость белорусской продукции, но и обеспечивает сбыт на 71 процент этой самой продукции в годовом выражении.

Итак, пора делать выводы.

Белорусский экспорт составляет не 33, а примерно 28 миллиардов долларов. Таким образом, Белоруссия имеет дыру в торговом балансе в размере 10 миллиардов долларов, что для страны с такими экономическими и демографическими параметрами является катастрофой. Также нельзя не отметить, что белорусский экспорт критически зависит от России, ведь более 45 процентов белорусского экспорта приходится на Россию, а в макроэкономике зависимость более чем на 15 процентов называется критической.

Несмотря на тридцатипроцентные скидки на российское сырье, процент которого в белорусском нефтехимическом производстве достигает 96, «передовой» химпром Белоруссии работает с экспортно-импортным разрывом в размере почти два миллиарда долларов. И, несмотря на поддержку России и государственные преференции, Белоруссия покупает больше химической продукции и продукции нефтепереработки, нежели производит и экспортирует, что расходится с легендами, распространяемыми белорусской пропагандой.

Благодаря дешевым российским комплектующим и лояльному отношению бывшей метрополии Белоруссия имеет возможность производить и сбывать 71 процент продукции машиностроения на территории России, однако покупает аналогичную продукцию преимущественно у американцев и европейцев, а не у россиян. Таким образом, Белоруссия помогает Западу сбывать продукцию машиностроения на своей территории за российский же счет.

Многие российские эксперты говорят, что для самодостаточности Белоруссии необходимы ежегодные вливания в экономику в размере 15 миллиардов долларов. Это число легко доказуемо. Во-первых, отрицательное сальдо торгового баланса в размере 10 миллиардов долларов никто не отменял. Во-вторых, Белоруссия в долгах как в шелках, и ежегодные выплаты по кредитам и на обслуживание долга обходятся Белоруссии примерно в полтора миллиарда долларов ежегодно, а весь внешний долг составляет 17 миллиардов по состоянию на 2019 год, что много для страны с такой численностью населения (чуть больше 9 миллионов человек) и таким ВВП (59,7 миллиарда долларов). Таким образом, если экономика будет получать дополнительно 15 миллиардов долларов ежегодно (при условии неизменности суммы импорта), то этого хватит на покрытие отрицательного сальдо, выплату по кредитам и кое-что еще останется.

В принципе, эта цифра и есть размер ежегодных претензий Белоруссии к России. Белорусское руководство твердо убеждено, что покрывать катастрофические убытки, которые возникли в результате их нерентабельной «незалэжности» и «самостийности», должна «братская» Россия. Ведь больше взять деньги просто неоткуда. Белорусская продукция с высокой добавленной стоимостью пользуется спросом только в России. Если работать, а не вымогать деньги, то белорусы должны увеличить свой экспорт в Россию и насыщение внутреннего рынка почти в два с половиной раза, чтобы эти 15 миллиардов заработать, а это значит, что нужно перестраивать государственную и экономическую модели.

Почему я упомянул наращивание внутреннего спроса? А вы посмотрите на таблицу № 1. Начиная с 1991 года белорусский импорт всегда превышает экспорт, что является свидетельством того, что белорусская ущербная экономическая модель не в состоянии даже «окучить» собственный рынок, не то что отсталую Россию кормить, обувать и одевать. Это в белорусских городских легендах их экономика сверхэффективна и социально направлена. А на деле белорусской экономике нужно отказаться от такого объема дорогостоящего западного импорта, с успехом продвигаемого многочисленными западными НКО, которые очень свободно работают на территории «синеокой». Глядишь, и экспортно-импортное сальдо химпрома станет положительным. Ко всему этому ведет глубокая экономическая интеграция с Россией с перспективой запуска процессов вхождения Белоруссии в состав Российской Федерации, другого пути просто не существует. Россия не будет вкладываться в развитие чужого государства, но будет ― в развитие своего региона. В свою очередь, модель государственного устройства и экономическая модель Белоруссии являются мертворожденными големами, которые лишь имитируют жизнеспособность, но на деле ею не обладают и без существенной подпитки извне не проживут и нескольких месяцев.

Меня всегда забавляли комментаторы, которые защищают ущербную политику лимитрофов и их незалэжнисть. Недавно один привел в пример зарплаты в развитых регионах Белоруссии, сравнив их с пограничными российскими регионами. Старый и избитый прием, я тоже так могу. Сравним зарплаты у нас на Урале и где-нибудь в Гродно. Если честно, то можно даже с Минском, нет проблем. Коммуналка у нас одна из самых низких в России, цены на продукты ― тоже. Можем сравнить Челябинск, Уфу, красавицу Тюмень, Екатеринбург, Пермь. Белорусы, как у нас говорят, задолбаются глотать пыль. Я таким горе-комментаторам хочу напомнить, что если Россия не будет оказывать Белоруссии помощь, то через несколько месяцев у белорусов не будет НИКАКИХ зарплат.

Ой, а можно еще вопросик? Если в Белоруссии все так хорошо, чего белорусы сотнями тысяч стоят в очередях за российским гражданством и едут в Россию на заработки?

Хотите спросить, а что же будет с Белоруссией дальше? По моему мнению, белорусов ждет не очень радужное будущее. Бульбогетман, окончательно укрепившись на троне, продолжит ту же самую антироссийскую политику. Макей на свободе и при должности, Зась на свободе и при должности, а ведь это своеобразные белорусские Левочкины, организаторы Майдана в рядах ближайшего окружения Александра Григорьевича. Фрондирующих журналистов «бацька» уже приглашает обратно на работу, опять распространять среди населения антироссийскую пропаганду. Проевропейский сегмент белорусского общества, состоящий в основном из молодежи, достигает тридцати процентов. Напомню, что этот сегмент был заботливо взращен самим Александром Григорьевичем и евроинтеграторами из его окружения при активном участии западных НКО, которые свободно работали в информационном поле Белоруссии последние пятнадцать лет, пользуясь тем, что пророссийский информационный сегмент был уничтожен стараниями и заботами «багатовэкторного бацьки». В свете этого, разумеется, в ближайшем будущем не может идти никакой речи об интеграции с Россией, а тем более о вхождении в состав на правах региона. Единственным лекарством, которое поспособствует запуску интеграционных процессов, является столкновение белорусов с реальностью, когда големы их экономики и государственного устройства начнут умирать без подпитки из России, а нищета и безработица станут обыденным явлением.

Анатолий Урсида,

специально для alternatio.org

Источник: alternatio.org